Elli Cler
личинка человека
...оказывается, чем написать отчет "из персонажа", проще просто вставить пару стихов. (нет, я все равно напишу, но смысл, если это, на самом деле, уже как-то все до меня сказано))) наверное, все-таки надо писать, чередуя, от персонажа и от игрока.)

Эй,
плут менестрель,
лгут твои струны,
красиво, но лгут.
Те
давние дни
ты не видал,
сладкогласый мой плут.
Но
я не в обиде,
и даже получишь ты дар.
Лютню оставь!
Послушай,
каким был Мой Государь.
Ты пел, что героям, подобным ему,
Любые кольчуги тесны.
Ты пел про победу его, про войну...
А он лишь жаждал Весны.

Да,
в эти года
сизая мгла
затмевала свет дня.
Псом
выла беда,
силясь безумием
душу отнять.
Скорбь
ждали кликуши.
Маловеры -
друга удар.
Всяк знал,
что будет хуже,
но не верил Мой Государь.

Он жертвы носил не богам войны -
Смешливой фее лесной.
Огня и стали поля полны,
А он все бредит весной.

Лишь
талой воде
было б под силу
проклятие смыть.
Да
злым языкам
проще с мечом,
чем снега растопить.
Шепот полз,
как удушье:
мол, он трус и звонарь.
И впервые с оружьем
вышел Мой Государь.

И в первый раз он не расправил плеч,
Не поднял взгляд на листву.
И мнилось ему, поднявшему меч,
Как будто предал Весну.

Сколь
капель в волне,
столько ему
выпадало побед.
Кровь
выше колен,
славы по горло,
да радости нет.
Он
ждал поединка
в стране, где пепел и гарь,
Где Черный Враг погибнет,
и сгинет Мой Государь.

Да ты, менестрель, не грусти о нем,
Не так мои песни грустны,
Ты только помни, что - не королем -
Он был Герольдом Весны.



Были смерти, рожденья, разлады, разрывы –
разрывы сердец и распады семей –
возвращенья, уходы.
Было все, как бывало вчера, и сегодня,
и в давние годы.
Все, как было когда-то, в минувшем столетье,
в старинном романе,
в Коране и в Ветхом Завете.
Отчего ж это чувство такое, что все по-другому,
что все изменилось на свете?
Хоронили отцов, матерей хоронили,
бесшумно сменялись
над черной травой погребальной
за тризною тризна.
Все, как было когда-то, как будет на свете
и ныне и присно.
Просто все это прежде когда-то случалось не с нами,
а с ними,
а теперь это с нами, теперь это с нами самими.
А теперь мы и сами уже перед Господом Богом стоим,
неприкрыты и голы,
и звучат непривычно – теперь уже в первом лице –
роковые глаголы.
Это я, а не он, это ты, это мы, это в доме у нас,
это здесь, а не где-то.
В остальном же, по сути, совсем не существенна
разница эта.
В остальном же незыблем порядок вещей,
неизменен,
на веки веков одинаков.
Снова в землю зерно возвратится,
и дети к отцу возвратятся,
и снова Иосифа примет Иаков.
И пойдут они рядом, пойдут они, за руки взявшись,
как равные сын и отец,
потому что сравнялись отныне
своими годами земными.

Только все это будет, не с ними, а с нами,
теперь уже с нами самими.
В остальном же незыблем порядок вещей,
неизменен,
и все остается на месте.
Но зато испытанье какое достоинству нашему,
нашему мужеству,
нашим понятьям о долге, о чести.
Как рекрутский набор, перед Господом Богом стоим,
неприкрыты и голы,
и звучат все привычней –
звучавшие некогда в третьем лице –
роковые глаголы.
И звучит в окончанье глагольном,
легко проступая сквозь корень глагольный,
голос леса и поля, травы и листвы
перезвон колокольный.



P.S.: да, а еще "обыкновенное чудо" - это тоже во многом про то, что мастера козлы, а игроки дебилы)))

@темы: акция "зафлуди собственный дневник", ролевые игры