19:00 

"Jesus loves you, but only as a friend."

Elli Cler
личинка человека
Одна идея, за которую, пожалуй, я больше всего люблю О-2000 - идея, в "тексте" его не прописанная, но ощущаемая в "воздухе": в недомолвках, в интонациях, в постановке сцен.
Идея о том, что изначально любовь как идеальное чувство бесформенна, всеобъемлюще-неопределима, неконкретна, - а свою "окончательную" форму, а вместе с ней и аккуратную этикетку, она получает уже после своего рождения, в ходе саморефлексии. Сначала, в процессе малоуправляемом, она примеряется к свойствам натуры любящего, к его темпераменту и его мере эгоистичности - а затем, уже в процессе иногда (но редко, редко!) заметном и самому ее субъекту, любовь ищет для себя приемлемую форму выражения, начинает учитывать всякие социальные конструкции и статусы. Без сомнения, описанное выше - платоновски-идеальная схема, это не "на самом деле" так происходит, а удобно, как бы само собой, таким образом структурируется.
Так вот, в LM есть сцена, где Жан Вальжан прощается с сестрой Симплицией в последний раз - на роль которой была, в совершенном противоречии с каноном, взята молодая, красивая и трогательная девушка - и эту сцену я каждый просмотр кручу раз по десять, никак не понимая, чудится это мне, или правда девочка в "господина мэра" совершенно беззаветно влюблена. И это очень типическая любовь ученика к учителю, между прочим - юные, еще незрелые существа часто превозносят своих наставников, в науках или просто в жизни, до полной влюбленности-обожествления. И вот этот оттенок меня там каждый раз заставляет мучительно краснеть =)
И, по контрасту, в LM есть любопытная и много раз обруганная сцена, в самом конце, где Вальжан пытается убедить Мариуса прогнать себя куда подальше. Для чего сообщения о том, что он бывший каторжник, оказывается недостаточным, и Вальжану приходится признаться, что он "любит Козетту". "Здорово", - говорит Мариус, и подумав, с недоумением: "Как дочь?" "Нет, - отвечает Жан, - я люблю Козетту." И уже это, к возмущению зрителей, оказывается достаточным =) Конечно, нельзя сказать, чтобы в каноне совсем не было на это намеков - лень искать сейчас цитату, но у Гюго Вальжан вообще никогда никого до Козетты не любил, и на ней сосредоточились все нерастраченные силы его души. И это, перефразируя для двадцать первого века, в общем-то в экранизации и сказали =) Мне на тот момент, как раз после знакомства с Тедом Стерджоном и размышлений об инцесте, все это показалось крайне поучительным: есть чувства, а есть способы их выражения, и между ними двумя - некая таинственная пропасть.

А сейчас мне на память это все пришло из-за "Портрета Дориана Грея", который я почему-то читала слишком давно, чтобы помнить хоть один поворот сюжета - и поэтому перечитываю, сейчас на середине =) Там между тремя молодыми людьми, главными героями, достаточно запутанные отношения, и это еще при том, что я догадываюсь, что "любовь, что таит свое имя" Уайльд где-то там намеками не мог не подразумевать, но вот где именно и почему - угадать не всегда могу, к его шифру нужен ключ настолько же старинный, а я живу больше века спустя. Вот и пытаюсь разгадывать шифр сама - и при этом прямое толкование не особенно здесь помогает. Конечно, можно читать "он преобразил все мое искусство" как "я влюблен в него по уши", но это почему-то как-то обедняет картину =)) И вот я пытаюсь искать ответы в полутонах - это не столько Уайльд прячет чувства от современников, сколько его герои прячут (или просто преобразуют) чувства, в первую очередь, в самих себе. И признаваться совсем не спешат - вот, только в середине книги, наконец, обнаруживается:
The love that he bore him – for it was really love – had nothing in it that was not noble and intellectual. It was not that mere physical admiration of beauty that is born of the senses and that dies when the senses tire. It was such love as Michelangelo had known, and Montaigne, and Winckelmann, and Shakespeare himself.
...Прочитав внимательно: Монтень?! Вот этот Монтень? :lol: :lol: Каждый раз, когда кто-нибудь читает эти строчки Уайльда, он в гробу переворачивается)))

Да, и уж если договаривать про О-2000, он вообще highly sexed. Меня там жутко забавляют сценки поцелуев-обнимашек между супругами Тенардье - никак не могу понять, к чему они там вообще сдались. То ли к тому, что, раз они плохие, то сексом заниматься вообще нихаласо - то ли, наоборот, хоть они и плохие, но вот любят же друг друга, как умеют. Вторая интерпретация в мою концепцию чудесно вписывается. А вообще, чорт, плохо уже помню фильм. Совсем дырявая память. Но там еще много прелестного было - когда Гаврош просил "поцелуй меня! как мама", когда Эпонина пыталась торговаться с Мариусом - вроде как, одну ночь с нею в обмен на то, что она даст ему адрес Козетты? И еще, наверное, что-то я забыла. В общем, видимо, есть там какая-то "генеральная линия" о видах и преображениях любви, надо будет проследить в след.раз внимательнее.

@темы: les miserables, книги я читаю редко

URL
Комментарии
2015-11-03 в 21:08 

Ой, вы, главное, никому не говорите, а то меня побьют, и сами не бейте сильно (не из-под анона я бы такое никогда не написала), но я, когда читала "Отверженных", увидела некоторое сходство между линией Фролло/Эсмеральда и линией Вальжан - Козетта. Казалось бы, ничего общего, поскольку, во-первых, линия Фролло/Эсмеральда, выражаясь языком фикрайтеров, гетная, а линия Вальжан - Козетта абсолютно дженовая (вроде бы), а во-вторых, Эсмеральда от Фролло получает одни гадости, а Козетта от Вальжана только хорошее. Но общее то, что Фролло к довольно зрелому возрасту никого не любил (пусть только в романтическом смысле) и всю нерастраченную душевную энергию сосредотачивает на Эсмеральде. Явно повторяющийся мотив у Гюго. (В той же мере, в которой ситуация любовного треугольника Козетта - Мариус - Эпонина повторяет ситуацию любовного треугольника Квазимодо - Эсмеральда - Феб: Мариус просит Эпонину передать весточку Козетте и игнорирует то, что Эпонина в него тоже влюблена; Эсмеральда просит Квазимодо передать весточку Фебу и игнорирует то, что Квазимодо в нее тоже влюблен.) Я, собственно, к чему - к вопросу об инцесте. Мне кажется, страсть Фролло описана как порочная не из-за формального запрета на отношения с женщинами для священников, а из-за того, что священник = батюшка, всеобщий духовный отец, и для него любить женщину в романтическом и/или сексуальном смысле - "духовный инцест". В русском переводе Фролло зовет Эсмеральду "девушка", но французское fille - многозначное слово, одно из его значений - "девочка, девушка", а другое - "дочь". Еще интересный момент: в ряде историй "фроллоподобных" персонажей встречается тема инцеста самого что ни на есть буквального. Например, в "Грозовом перевале" несколько близкородственных браков, в линии Маэглина в "Сильмариллионе" Толкина фишка именно в том, что Идриль Маэглину двоюродная сестра, то есть слишком близкая родственница, чтобы можно было вступать в брак.

   

не\переносимость амбивалентности

главная