12:01 

look! my brain is not yet completely dead!

Elli Cler
личинка человека
Единственное стихотворение Виктора Гюго, которое мне нравится (и практически единственное, которое я читала): Être aimé.
С пониманием французской поэзии у меня дела обстоят хуже некуда. К тому же, здесь, как и везде, Гюго продолжает заниматься бесконечно-однообразным подбором синонимов и перефразировок, которые меня не совсем раздражают только потому, что я сама слишком склонна ими злоупотреблять.
Но: это стихотворение совершенно аморально. И в этом его глубокая прелесть - оно не может не быть искренним. Это голое чувство, которое разум не успел лицемерно пригладить. И сдается мне, что полная свобода, раскованность, с которой Гюго пишет эти строчки, должна говорить о многих очень интересных вещах, разнице наших культур и тому подобном - но, к сожалению, это только прединтуитивная догадка, а с фактами и знаниями у меня, как всегда, дела обстоят плохо.
Мне даже кажется, что стоит быть христианином хотя бы для того, чтобы избавиться от подобных демонов: Бог любит каждого превыше всякого разумения, и знает каждый твой помысел и поступок, и ни один из них не теряется в бессмысленной пустоте.
Ах. все-таки нельзя не смеяться, пусть с некоторой горечью, видя, как глубоко в генетическом коде у нас записаны социальные инстинкты. Только бы меня кто-нибудь любил, только бы мою социальную значимость кто-нибудь признавал. А в отсутствие (благожелательного) наблюдателя я и мои собственные ценности и суждения испаряются бесследно, теряют всякий смысл. Конечно, многие не согласятся, но все сердцем почуют, почему может быть гораздо важнее не то, что ты делаешь - любишь кого-то! - а то, кем ты являешься - любимым для кого-то. Выдавить из себя раба по капле, угу.

И еще к разнице культур: разглядывая школьную программу по литературе, неожиданно сделала вывод, что вся наша словесность, включая поэзию - казалось бы, эстетство! - необычайно политизирована. В не самом плохом смысле слова - она просто необычайно заряжена, скажем так, вопросами самоидентификации культуры - "мы и Запад", ага - и это проявляется в самых неожиданных местах. Ну кому еще в голову, кроме русских, придет в голову политизировать природу? (Нет, наверно, много кому, но я о них ничего не знаю.) Мне-то по логике вещей могло бы показаться, что нет более отвлеченного и чисто эстетического предмета для художественного внимания, чем природа (разве что инструментальная музыка, но это вне компетенции литературы). Но в русской поэзии ею нужно обязательно кому-то что-то доказывать, гордиться, что-то чему-то противопоставлять - короче говоря, русская природа - еще одно оружие в борьбе с чуждыми поэту идеями.
Не поймет и не заметит
Гордый взор иноплеменный,
Что сквозит и тайно светит
В наготе твоей смиренной.
И сюда же Блока с его Куликовским полем. Еще раз скажу, что слишком многого в жизни не знаю, но, ограниченная своими сегодняшними знаниями, не могу представить, чтобы кто-либо помимо русского поэта - кто-либо из Европы - мог хотя бы помыслить в таком направлении. Ну, конечно, можно просто сказать, что вопрос самоопределения для нас всегда и везде был необычайно болезненным, и как следствие - в "пейзажной" лирике тоже. Но мне хочется сказать наоборот: пристальное вглядывание в природу, особенно для исконно-городского жителя, является занятием медитативным, навевающим отстраненно-философское отношение к миру, выводящее человека на уровень самого высшего обобщения, которое ему доступно. И тот факт, что руссий человек на пути к "высшим сферам" (смыслу и бессмысленности жизни, прочим "общечеловеческим" вечным проблемам) спотыкается о национальный вопрос - ну, это уже выше указанный факт, перефразированный в негативном ключе.
Что, кстати, не означает, что я не люблю Блока или Тютчева. Они просто (иногда) мне идеологически чужды =)) Мне кажется, что у русского человека и у человека из центральной Африки между собой больше общего, чем у каждого из них - с сопутствующей его жизни природной декорацией. Или, вернее, мне кажется, что у них должно быть больше общего, и задача любого общественно значимого высказывания - ставить ударение (emphasize) именно на это общее, а не на ситуативные различия.
Впрочем, по логике вещей, во всех постколониальных странах и во всех странах, ощущающих себя на периферии европейского (западного) мира все эти болезненные вопросы не могут не возникать. И, возможно, чему-нибудь такому вечному и общечеловеческому мы должны и из них научиться. Вот только чему - помимо, собственно, героического процесса их преодоления - мне не очень понятно.

@темы: моральный релятивизм

URL
   

не\переносимость амбивалентности

главная