12:01 

look! my brain is not yet completely dead!

Elli Cler
личинка человека
Единственное стихотворение Виктора Гюго, которое мне нравится (и практически единственное, которое я читала): Être aimé.
С пониманием французской поэзии у меня дела обстоят хуже некуда. К тому же, здесь, как и везде, Гюго продолжает заниматься бесконечно-однообразным подбором синонимов и перефразировок, которые меня не совсем раздражают только потому, что я сама слишком склонна ими злоупотреблять.
Но: это стихотворение совершенно аморально. И в этом его глубокая прелесть - оно не может не быть искренним. Это голое чувство, которое разум не успел лицемерно пригладить. И сдается мне, что полная свобода, раскованность, с которой Гюго пишет эти строчки, должна говорить о многих очень интересных вещах, разнице наших культур и тому подобном - но, к сожалению, это только прединтуитивная догадка, а с фактами и знаниями у меня, как всегда, дела обстоят плохо.
Мне даже кажется, что стоит быть христианином хотя бы для того, чтобы избавиться от подобных демонов: Бог любит каждого превыше всякого разумения, и знает каждый твой помысел и поступок, и ни один из них не теряется в бессмысленной пустоте.
Ах. все-таки нельзя не смеяться, пусть с некоторой горечью, видя, как глубоко в генетическом коде у нас записаны социальные инстинкты. Только бы меня кто-нибудь любил, только бы мою социальную значимость кто-нибудь признавал. А в отсутствие (благожелательного) наблюдателя я и мои собственные ценности и суждения испаряются бесследно, теряют всякий смысл. Конечно, многие не согласятся, но все сердцем почуют, почему может быть гораздо важнее не то, что ты делаешь - любишь кого-то! - а то, кем ты являешься - любимым для кого-то. Выдавить из себя раба по капле, угу.

И еще к разнице культур: tl;dr всякий агрессивный космополитизм

@темы: моральный релятивизм

URL
   

не\переносимость амбивалентности

главная