04:37 

till in the mid-illusion of godhood beneath our hand

личинка человека
Мне странно, что столь многие фантасты (за исключением уже упомянутого Стерджона) рисуют общество сексуальной свободы в довольно печальных тонах. Можно вспомнить и "Дивный новый мир" Хаксли, и Аврору Азимова в "Роботах зари", и сатирические рассказы Лема - ну, это книжки моего детства, но "создается впечатление", что это общая закономерность.
Мне кажется, интересно хотя бы попытаться придумать общество, где наш "общекультурный невроз" по поводу секса начисто побежден. Я не думаю, что однозначным последствием будет уничтожение любых человеческих чувств и погрязание в содомовском разврате (хе-хе). Может быть, тогда любовь как Великое Чувство просто будет характеризовать в основном несексуальные отношения. Может быть, граница просто сильно расплывется, и все будут этим довольны (я тут подумала и пришла к глубокомысленному выводу, что Фрейд совсем не такой дурак, каким кажется нам, необразованным людям, и что сексуально-романтический оттенок присутствует во многих видах любви, на которые этот ярлык не привыкли или даже боятся навешивать - присутствует подсознательно, конечно). Скорее всего, однако, что стереть любовь-как-влечение все-таки не удастся. Хм.
Короче, Стерджон это все давно придумал до меня. Но мне просто хочется мановением волшебной палочки убрать этот проклятый невроз, которых так калечит наше общество. Такое было бы немыслимо не только в обществе непатриархальном, но и в обществе, не помешанном на сексе. Хотя, может, здесь я говорю за себя, своими инстинктами of extreme respect for privacy, а вуайеризм - на самом деле, неотъемлемая часть человеческой психики? Кто знает. Но ослабить это все равно можно и нужно.
Например, прекрасная цитата из Рассела:
Every boy is interested in trains. Suppose we told him that an interest in trains is wicked; suppose we kept his eyes bandaged whenever he was in a train or on a railway station; suppose we never allowed the word "train" to be mentioned in his presence and preserved an impenetrable mystery as to the means by which he is transported from one place to another. The result would not be that he would cease to be interested in trains; on the contrary, he would become more interested than ever but would have a morbid sense of sin, because this interest had been represented to him as improper. Every boy of active intelligence could by this means be rendered in a greater or less degree neurasthenic. This is precisely what is done in the matter of sex; but, as sex is more interesting than trains, the results are worse. Almost every adult in a Christian community is more or less diseased nervously as a result of the taboo on sex knowledge when he or she was young. And the sense of sin which is thus artificially implanted is one of the causes of cruelty, timidity, and stupidity in later life. There is no rational ground of any sort or kind in keeping a child ignorant of anything that he may wish to know, whether on sex or on any other matter. And we shall never get a sane population until this fact is recognized in early education, which is impossible so long as the churches are able to control educational politics.
Да, я знаю, что это Просвещение в действии, но не способна подобрать контраргументы. Или мне совсем этого не хочется =)

...Это все-таки типичное просвещенческое мышление. Мы умнее, чем наши животные инстинкты и стихийно сложившиеся устаревшие традиции. Мы можем силой разума их одолеть, придумать что-то гораздо более удобное и справедливое, и перестроить общество по этим правилам. А на деле как бы оказывается, что инстинкты с традициями сидят у нас в печенках гораздо глубже, чем мы могли представить, и что их выкорчевывать - труд тяжелый и неблагодарный. И даже отчаянный, до такой степени, что отчаяние подкашивает и самых сильных работников. Но - we have all the time in the world! Приходит новое поколение идеалистичной молодежи и продолжает великое дело прогресса. И, как бы, легко надеяться, что каждая итерация данного процесса снимает новый слой неврозов и предрассудков и приближает нас к цели. (Я до сих пор не могу ни понять, ни поверить, что "прогресс" - это узкая европейская идея. Это же Закон Мира!) Кто-то, конечно, слишком боится, что мы несемся на всех парах в пропасть - потому что, на самом деле, этот процесс перерождения никто на свете не может ни предсказать, ни контролировать, ни повернуть вспять, если что пойдет не так. Кто-то боится, и больше верит проверенным традициям и морали, чем любым разумным новым идеям. Разве философия и искусство двадцатого века - не все об этом страхе сумасшествия, недостижимости объективности, о том, что мы идем куда-то не туда и заплутаем по дороге? Но само становление и развитие психологии как науки должно бы воодушевить нас.
Кто-то когда-то (возможно, экзистенциалисты) говорил, что человек рождается в мире незваным гостем, пассажир корабля, который идет неизвестно куда и постоянно дает течь. Может быть, это было сказано о мире вообще, но гораздо лучше будет, если под кораблем иметь в виду общество. Никто полностью не понимает его законов, и только это и дает иллюзию сопричастности, собственного влияния - а чем дальше идти по тропе разумной объективности, тем холоднее получается картина. Вообще-то, это общество ждет от тебя, что ты будешь в него вживаться, конформироваться, а у тебя есть только инстинкт к этому, но никаких объективных оснований (ну, помимо пирамиды потребностей).
На определенном этапе приходится признать, что "it would be illogical for us to protest against our natures". И, кстати, как и где здесь провести границу - один из самых интересных вопросов для меня. Что можно надеяться изменить - и чему следует покориться. И, естественно, вытекающие из этого конфликты между теми, у кого разные взгляды на это самое.
Пока не попробуешь изменить - не узнаешь, да? Насколько этично раз за разом подвергать общество мучительным переменам - чтобы только узнать, где лежат границы изменчивости? (Кстати, как с самого детства у меня сложилось мнение, что Октябрьская Революция - это Великий Эксперимент, проведенный во имя светлого будущего, и его плачевных результатов заранее предсказать было нельзя, а ради высоких идеалов провести кому-то где-то было нужно, даже необходимо - как у меня такое мнение сложилось, так и не вылезает из подсознания, увы.)
И, конечно, это отнюдь не строгая наука. Любому размышляющему разуму, как кажется, на время размышлений необходимо считать себя объективным. (My opinions may have changed...) После завершения "раунда", конечно, можно перепроверить результаты, держа в голове свои возможные предубеждения - но этого недостаточно. Потом и эти размышления надо перепроверить - и так далее... Или это чересур упрощенная линейность?
Опять, не существует в реальности граница между наблюдателем и наблюдаемым. Современное общество сформировало меня, и я не могу никогда быть свободна от его влияния. И не в какой-нибудь малой степени, а, по выражению Марк Твена, истинно индивидуальное в человеке (по сравнению с обусловленным временем) уместится на кончике иглы.
Ну, схематичный вывод - опять про итерации. Я могу оглянуться сегодня, с сегодняшним умом, и посмотреть, что нуждается в исправлении. И постараться исправить. От этого состояние изменится, и я вместе с ним: наступит "завтра". Назавтра - повторение итерации. Здесь, конечно, проблема локальных экстремумов стоит как никогда остро. Стоит только представить себе функцию от двух аргументов - и голова идет кругом. Воистину, только на бога и остается уповать. Как там? "O veiled and secret power, whose paths we seek in vain, // Be with us in our hour of overthrow and pain."
Вера, кстати - это потребность для успокоения-баланса души. Да, я знаю, очень новая мысль. Это просто снова вспомнилась притча о добром пастухе и его стаде овец, которое он препоручил милости Господа, чтобы отправиться на поиски одной заблудшей овцы. Нет, понятно, что арифметика тут не работает, и у человечества должны быть такие идеалы, где риск двадцати спасателей ради десяти засыпанных шахтеров будет считаться оправданным. (Но это просто мое личное убеждение, как говорил тот же бесподобный Рассел: любое утверждение о (не)желательности какой-либо этической системы является ничем иным, как выражением эмоций говорящего.) Интересно, как бы Спок объяснил, почему они всякий раз рискуют кораблем и экипажем ради пары человек? С его-то "needs of the many outweigh the needs of the few". Потому что все присутствующие заранее согласились, что ими будут рисковать в таких случаях - но и ради них будут рисковать. А иначе они бы не пошли в ЗФ. Эта этика, правда, расплывается в реальном обществе, где существуют только неписаные этические конвенции, и каждый, естественно, реализует свою этическую программу, (почти) не учитывая программы других. И еще больше все усложняет то, что многие никакой "четкой" программы не имеют, а имеют только подсознательную борьбу эгоцентризма с социальными установками. Очень весело.
В результате получается, что без веры в базовую правильность господствующей этической системы (ну или хоть какой-нибудь системы) работать никак нельзя. Собственно, этот аргумент Достоевский и выдвигал как "доказательство", что где-то должен существовать Бог / абсолютный идеал. Здесь уже недостаточно моих блеющих оправданий "мы будем пересматривать и улучшать постепенно" - за нами Выбор Направления (градиента =)), а это - только вера.
Я запуталась. Начинала стройную логическую цепочку, а получила мешанину посылок, которые в какой-то степени противоречат друг другу. Ну, или не соотнесены в достаточной степени. Когда перечитаю - и если что-нибудь пойму - напишу еще.

PS: основная проблема, видимо, "всего лишь" в том, что "разумная объективность" очень субъективна и с трудом передается от одного человека к другому. Сколько людей - а мнений в два раза больше. Мои идеально логичные и разумные доводы почему-то никого не убеждают. А в целях самосохранения почти любой будет с радостью указывать на чужие предубеждения и изъяны мышления, но с крайней неохотой станет искать бревно в собственном глазу. Большинство людей идиоты, но, конечно, не мы с тобой. В результате получается, как в анекдоте Задорнова: в трамвае без номера половина пассажиров кричат, что он сейчас должен повернуть направо, другая - что налево, а трамвай берет и радостно едет прямо! Туда, где рельсов нет. В пропасть.

Не правда ли, зло называется злом даже там, в добром будущем вашем?

@темы: моральный релятивизм

URL
   

не\переносимость амбивалентности

главная