• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: книги я читаю редко (список заголовков)
18:56 

личинка человека
лавкрафт, конечно, ебанашка, расист и ксенофоб на всю свою бедную больную голову, но мы любим его не за это! ...а за что, кстати?
прочитала "тень над иннсмутом" (иннсмаутом, ага - авторства хоуарда ловекрафта) - на мой взгляд, это дурацкая история ровно *потому*, что автор ксенофоб, а не по другим причинам) он не может нормально продумать логику действий собственных персонажей, потому что его герой (и он сам) их боится, а они предназначены тупо для того, чтоб его пугать)) что сближает ПОВ главного героя с банальной шизофренией. да и сам способ пугать поразительно неэффективен - ну нет во всей моей тушке столько ксенофобии, чтобы начинать трястись при одной мысли о скрещивании части человечества с расой амфибий *shrug* ну он бы хоть насекомыми попугал, может, больше проняло бы. а так - не очень враждебная, не опережающая людей по уровню технического развития культура. вполне с людьми взаимопереводимая, полукровкам там норм живется. и что?? китай вас, товарищ американец начала 20 века, и эмигранты оттуда, точно так же пугает до усрачки? ну ой.

@темы: книги я читаю редко

12:41 

узелок на память

личинка человека
игра в ассоциации: "Баудолино" - "Смерть в Венеции" (из статьи переводчика, там исчерпывающий перечень источников), Томас Манн - А.Н.Колмогоров (он его читал; именно "Смерть в Венеции" и "Тонио Крегера"; ну, всем понятно, о чем дальше очень сложно не думать)), Колмогоров и Александров - ...

Эсхил говорит вздор, утверждая, будто Ахилл был влюблен в Патрокла: ведь Ахилл был не только красивей Патрокла, как, впрочем, и вообще всех героев, но, по словам Гомера, и гораздо моложе, так что у него даже борода еще не росла. И в самом деле, высоко ценя добродетель в любви, боги больше восхищаются, и дивятся, и благодетельствуют в том случае, когда любимый предан влюбленному, чем когда влюбленный предан предмету своей любви. Ведь любящий божественнее любимого, потому что вдохновлен богом. "Пир", Платон.

Меня не очень волнует, что там себе Гомер (?) думал, когда "Илиаду" сочинял. А вот то, что в классической Греции в ходу были шипперские войны про то, кто топ, а кто боттом - это уже интереснее.
Возвращаясь к "Баудолино": историческая "правда" - нам недоступна и, в конечном итоге, не важна. Важно, какие истории мы друг другу рассказываем об истории. Важно рассказывать хорошие истории. Прогулка по интернету приводит меня к мысли, что про А.Н и П.С. действительно стали рассказывать нравящуюся мне историю, и даже если Маша Гессен мудак (тык) - за это именно ей, кажется, спасибо.

то, что делает историю правдой - это факт, что вы в нее поверили. то, почему в сказку об исхиоподах и гипатиях верить проще, чем в половину рассказанной до того истории - это узнаваемость жанра. то, почему в Баудолино веришь как в рассказчика - это потому, что он испытывает настоящие чувства, связанные с его рассказом.
("Баудолино – один из великих лгунов истории, из тех, которые потом становятся утопистами, потому что они, подобно поэтам, возвещают ту ложь, которая необходима для всех. ... В «Баудолино» история предстает как продукт здорового и востребованного вымысла." - сам Эко.)

@темы: акция "зафлуди собственный дневник", книги я читаю редко

21:21 

горизонт ожиданий ыыыы

личинка человека
...Вот Уайльда я люблю с отчётливой скидкой на контекст. Он солнышко, звездочка, я за вечер перечитала "The Critic as Artist" (а оно, между прочим, местами довольно занудное) и внезапно влюбилась в "Портрет мистера У.Х.". отличная цитата про него
Этот человек вообще умудрился быть постмодернистом лет за 70 до Ролана Барта, временами совпадая с ним с точностью до мысли. И при всем при этом - я бы не испытывала и половины того восхищения, если бы думала, что эти слова написаны сегодня, человеком моего времени. Поражает именно современная острота мысли, оформленная через (продирающаяся сквозь?) тяжеловесный викторианский эстетизм.

А вот со стихами у меня так не получается. Нет никакого чувства контекста, и все из них, что я люблю - я люблю так, как будто они написаны сегодня. Поэтому, например, мне стыдно и пошловато читать Серебряный Век - сам в себе он наверняка гениален, но я-то не чувствую и не отбрасываю его устаревшие формы, а просто читаю. ("Наивное чтение"? Я ещё рррразберусь с этим термином!!)

@настроение: голова опухла от стихов. я их ищу. для дела

@темы: книги я читаю редко, недифференцированная заумь

14:38 

я тщеславен так, как будто с меня кожу содрали, и мне уж от одного воздуха больно

личинка человека
читаю "записки из подполья", раскладываю героя по психологическим полочкам и патологиям, ни разу не испытываю к нему никакого чувства, кроме доброй жалости с высоты этого знания.
bit not good, eh?
можно мне почитать какой-нибудь постмодернистской философии, проблематизирующей априорные ценности, стоящие за современной гуманистической психотерапией?
:jump2:

@темы: книги я читаю редко

03:18 

личинка человека
а все-таки я хочу обсудить с кем-нибудь "калигулу" камю
потому что у меня стойкое ощущение, что вся ~*экзистенциальная философия*~ туда пришита белыми нитками
а "на самом деле" это пьеса про то, как соблазнительно сопереживать Власти. the romance of feeling sorry for the ruling group. стокгольмский синдром, если угодно.
и в первую очередь ему подвержен сам автор, ага, а уже вслед за ним - его герои. и весь сюжет - это попытка соблазнить и зрителя.
я *не вижу* другой возможности цельного прочтения этой пьесы.

и да, мой интеллектуальный горизонт настолько узок, что я не могу себе представить, что в тексте на самом деле скрыты какие-то глубокие экзистенциальные истины, оставшиеся для меня непознанными. никакая логика и никакая философия там не ночевали. только много красивых слов, играющих смыслами.

@темы: книги я читаю редко

17:41 

о том, как плохо быть мной

личинка человека
осталась в питере на лишних полнедели, несмотря на печальное состояние финансов, чтобы походить по городу и полюбоваться (черт, он прекрасен) @ стерла себе ногу на первый же день гуляния и теперь могу только медленно хромать.

пошла на "малефисенту", и все закончилось печально

jonathan strange and mister norrell

@темы: книги я читаю редко, кино я смотрю еще реже, random fandom, я твоими губами пью вино

11:57 

как новую, с волнением поешь

личинка человека
Я тут вспомнила одно стихотворение, и оно до того порадовало окружающих (включая меня саму, успевшую его основательно позабыть), что, пожалуй, я попробую порадовать и еще кого-нибудь, повесив его здесь.
Назовем это эпиграфом к большей части интересных диалогов, которые я провела за последний месяц =)


Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.

Так век за веком — скоро ли, Господь?
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.

(c) Н.Гумилев

...И вообще, зря я говорила, что для Гумилева подобная офигенность - исключение из правил. У него еще много хорошего было. Что бы там ни думал по этому поводу мой уважаемый Колмогоров xD

***
А еще я начала курить стихотворение (перевод), послужившее вдохновением-лейтмотивом к кинговской "Темной Башне".
Конечно, да, слэшерское мышление неистребимо, даже если я уже давно "не верю фанфикерам" xD Ну потому что - а какая будет ваша первая мысль при прочтении?

читать дальше

@темы: книги я читаю редко

13:42 

lock Доступ к записи ограничен

личинка человека
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:35 

toutes les fois que nous rencontrons dans l'homme l'infini, bien ou mal compris

личинка человека
Мвахаха, дочитываю "Девяносто третий год". спойлеры obvs

Чтоб два раза не вставать, собственная цитата из тредика, потому что мне удалось поймать за хвост еще один кусок того, чтоб делает Гюго таким... таким. Поводом послужило "самое длинное французское предложение" с описанием Луи-Филиппа.

мне так нравится прослеживать, как Гюго мыслит, я не могууу
человек с сердцем романтика и умом реалиста
противоречия и мелкие двусмысленности, оттенки серого, из которых состоит реальность
он их ВИДИТ, но они ему НЕ НРАВЯТСЯ. он мыслит в черно-белых категориях
поэтому он все переплавляет в цельную романтическую кашу, в статую, в картину

мне одновременно смешит и восхищает это умение излагать обыкновенные вещи так, что они становятся выдающимися и - достойными рассказа о них. хотелось бы уметь так видеть мир.

В общем-то, он и борется с этим в себе. Упорно, последовательно, но никогда - за счет компромиссов с собственным идеализмом.


...Ушла дочитывать. Там, похоже, все самое интересное и душераздирательное специально на последние две книги припасено. Все ружья разом.

@темы: книги я читаю редко

23:24 

talking, all i ever do

личинка человека
(?) ante ante scripto
вообще я извиняюсь, если выгляжу так, будто кого-то игнорирую =\ я не специально! я просто ТУПЛЮ и нихрена не могу из себя выжать адекватности даже на полчаса общения(((

ante scripto
в 140 символов не влезает @ приходится открывать дайри и писать на пять абзацев


литературноэ, но скорее дыбр, чем какие-то особенные мысли

@темы: книги я читаю редко

01:26 

а вот это уже дней десять мариновалось в черновиках

личинка человека
В качестве попытки привести себя в чувство и вспомнить, что у меня голова не только для того, чтобы в нее есть.
Сняла тут с полки, просто чтобы отвлечься, сборничек рассказов Моэма. И, конечно, по старой памяти начала с "Дождя". По-английски он длиннее, чем казался раньше, но лексика очень простая. Но, бог ты мой, как меня от него проперло! Может, конечно, тут еще весьма неадекватное физическое состояние поспособствовало, но у меня буквально каждые пять страниц слезы подступали к глазам - и от гнева, и от жалости - и просто-таки руку себе прикусывала, чтобы хоть вслух не выражать всю эту смесь эмоций. И рассказ-то оказался совершенно не о том, о чем я помнила - не о трагедии force du sexe, одолевающей очередного священника-миссионера, а совсем даже о колониализме, об аморальности власти - в общем, обо всех пронзительно-жутких вещах, о которых мне в посл.время приходилось думать. Это, конечно, так типично - в хорошей литературе читатель, в первую очередь, находит собственное отражение (и именно поэтому я недолюбливаю филологию - отражения меня интересуют больше, чем фальшиво-объективное изучение кривизны зеркал; я в литературе ищу не столько художественность, сколько философию, психологию, социологию, историю - короче, весь круг гуманитарных дисциплин, которыми мне лень заняться отдельно, кроме, собственно, самой филологии, н-да). Лет пять назад меня больше всего интриговала проблема... хм, отторжения сексуальности, являющейся насилием тела над сознанием? - короче, Фролло и товарищ Луис из "Дульсинеи Тобосской" - а сегодня это уже, в некоторой степени, пройденный этап. Поэтому личные тараканы моэмовского миссионера меня не слишком-то волнуют - и потом, ведь суть рассказа совсем не в них! Как это можно не видеть? Они - только фон, обстоятельства действия. А содержанием, внутренней пружиной конфликта является, конечно, трагизм существования неизбежных идеологических разногласий даже среди людей совершенно честных, и безусловно храбрых, и искренне стремящихся к добру - так, как они сами его понимают. Это, пожалуй, самый страшный приговор человеку: всей силы и честности ума ему не хватает даже для того, чтобы не делать невольно зла. Как легко совершать страшные ошибки, не сумев ни разу усомниться в себе. Как печально невозможно объяснить человеку, что он неправ - как невозможно это понять, будь я-ты-кто угодно на его месте! Как, веря в то, во что он верит, вырастя с теми привилегиями, с которыми он вырос, суметь усомниться в справедливости имеющейся у тебя власти? Не использовать ее как насилие против других людей, даже в целях, которые тебе кажутся безусловно благими?

@темы: книги я читаю редко

17:29 

ни для чего: для души

личинка человека
Как всегда, когда проходит волна страстного увлечения темой, писать о ней становится чрезвычайно лень. Но об этом надо написать, иначе, боюсь, я многое забуду. И, к тому же, надо заставить выпасть новую аватарку! Как она мне нравится =)

В одной из дискуссий один незнакомый мне человек дал чудесную ссылку на - эссе? - Марины Ивановны Цветаевой "Пушкин и Пугачев" с лозунгом: вот первый русский слэшер. И... нифига ж себе. Это так и есть =) Это... настолько слэшный слэш, что просто наводит на какие-то неясные, но очень глубокие размышления о социально-гендерных истоках данного явления =)
Замечая на полях: это показательно, конечно - то, что маленькая Марина прожила и прочувствовала в семь лет, на меня свалилось только годам к восемнадцати =) (Хотя, возможно, у меня было что-то подобное с "Оводом", Артуром и Монтанелли, но мои недавние размышления о них наложились на прежние воспоминания, так что теперь не отличишь.)

В целом, все, что Цветаева пишет о взаимоотношениях Гринева и Пугачева в "Капитанской дочке", прекрасно характеризуется фразой "слэшерское мышление" - которая, как я уже говорила, довольно приблизительна: у Цветаевой не всегда ясно, о каких родах любви она ведет речь (ясно только, что вот эти отношения - самые главные, весь остальной текст застят и затмевают безо всяких усилий). И (что чрезвычайно характерно для слэша!) ее это не особенно волнует. Посмотрев на дату публикации: 1937 год - можно сделать вывод, что уж цензорам, во всяком случае, наши подтексты в голову не могли прийти =) В конце текста, правда, там имеется отчетливое разделение "родов любви": "любимая женщина" vs. "любимый друг", но я более чем могу допустить, что оно так написано специально, чтобы успокоить сомневающиеся умы. Наша любимая советская цензура еще и не так заставляла людей исхитряться =) Бесспорно одно: то, как описывает свое восприятие книги Цветаева в детстве, безусловно *эротично*. А эротика, как и ЮСТ вообще, вещи довольно скользкие: они легко улавливаются подсознанием, тогда как человек может сам ни сном ни духом. (Вспоминается семинар Ауренги с недавнего Слэшкона: мужчины, начинавшие придумывать бодибилдинг в Америке годах в 20-30-х вполне серьезно считали, что в нем нету ничего, связанного с сексуальностью. Это не значит, что современные им дамы с ними соглашались.))

А, ну так да, как раз нарочитое пренебрежение этим вопросом - одна из самых ярких черт слэша как явления. Размывание границ между дружеской симпатией и влюбленностью. Или, если переиначить термин, понимание любой влюбленности, влечения к личности как непременно имеющей эротическую составляющую. (Человеческая сексуальность устроена очень сложно, и общих для всех законов придумать не удается. Бесспорно, бывают случаи, когда любовь неэротична, но также бесспорно, что бывают случаи, когда влечение подсознательно, но успешно рационализируется субъектом... до поры до времени.)))

А теперь я расскажу, почему (мне кажется) это так, но здесь мы подходим к вопросу гендера и мизогинии. В этом месяце моя ведущая теория генезиса слэша (речь о гендерных стереотипах, которые нас заставляют считать м/ж отношения неудовлетворительными, несовершенными по сравнению с м/м) - уже не столько о том, что женщина не может любить так, как мужчина (одно и то же чувство у мужчины - возвышенно и благородно, у женщины - поверхностно и истерично, по определению) - это теория прошлого месяца, - сколько о том, что женщину *нельзя* любить так, как мужчину. Любимая женщина - это вещь или идея, но ни разу не человек, не личность. Когда девочка начинает читать романтические истории, она не может этого не чувствовать. Она не может не видеть, что по-настоящему значимые, ценные и глубокие (но! это не значит, что они менее схематичные)) отношения у героя-любовника совсем не с возлюбленной, а, оказывается, с боевыми товарищами и/или заклятыми врагами. Девочка не обязательно ревнует - она завидует. Слэш - это протест против "вещности", "сценарности" привычного отношения к женщине, привычного любовного сюжета. (Я не говорю, что слэш - единственный способ, которым этот протест можно выразить. Но чтобы развернуться и сказать: авторы мне годами врали, женщины могут любить и женщин можно любить по-настоящему, - что бы это ни значило, - для этого нужна зрелость и длительная рефлексия. А чтобы показать пальцем: по-настоящему важно не то, что Маша и Гринев поженятся, а то, что Гринев и Пугачев хотят понять друг друга - для этого всего лишь нужно трезво взглянуть на текст. Это естественный первый шаг.)
И, кстати говоря, меня глубоко поразили пассажи Цветаевой и о Маше Гриневой, и об императрице Екатерине. Хотя лично я согласна с ее мнением, что и Гринев, и Маша, и Швабрин - образы бледные, картонные и невыразительные (а Гринева спасает только ассоциация-подстановка автора-читателя на его место) - с чем многие и филологи-исследователи, и читатели не соглашаются категорически, но это их проблемы, - все же сила отторжения маленькой Марины от любых женских образов в повести поразительна. Хочется выставить финальный счет литературе: если вы уже с семи лет учите девочку презирать ее собственный пол, вы что-то делаете очень неправильно.

Я перечитала "Капитанскую дочку" сама, еще до того, как открывать статью Цветаевой - она мне показалась на редкость скучна. Да, историческая обстановка достоверна и превосходна в своей выпуклости, и наверняка это прекрасная стилизация под семейную хронику, как и говорят исследователи, но психологической глубины я в тексте не чувствую (впрочем, он и был написан за 30 лет до Достоевского, чего ты хочешь, Аня). Повествователю-Гриневу в старости он сам молодой слишком мало интересен. Это отношение очень верно подмечено автором, но это делает сюжет еще скучнее и схематичнее (любовь, рыцарство, дуэли - все, как выцветшие фотографии, сюжеты-клише). На этом фоне, да, все, что связано с Пугачевым, привлекает внимание. Хотя и это тоже сделано аккуратным пунктиром - воображение Цветаевой, увидевшей здесь столько страсти, совершенно поразительно (впрочем, прав всегда тот, кто *любит* текст больше - он читает его правильнее всех)) - хотя, на самом деле, психологии, развития отношений нигде в тексте нет. Есть намеки (которые почти аннулируются другими пассажами в тексте - ну, как всегда в слэше), но как именно понимал их автор, посреди всей этой аккуратной блеклости выяснить очень сложно.
Читать филологические статьи я пыталась, но они мне мало помогли. Единственное, что понравилось - статья Ю.М.Лотмана (все уже знают, какой он потрясающе умный, кроме меня?). Она насквозь марксистская и местами кажется слегка конъюнктурной, но мне было бы обидно думать, что настоящих взглядов Лотмана она не отражает, потому что высказанные в ней идеи мне нравятся безусловно. Удивляюсь, как я умудрилась забыть, что вся наша "социальная критика" (social justice) прямо и непосредственно наследует марксизму и критике классовой. У них, знаете ли, идеи были очень здравые! Все рассуждения Лотмана об ограниченности этики и законов каждой из (классовых) сторон в конфликте 18 века - и о том, как эту ограниченность демонстрирует и превосходит своей человечностью "Капитанская дочка" - все эти идеи мне кажутся абсолютно верными =)) Опять, я не очень могу различить, чтобы именно об этом писал свою повесть Пушкин, но... раз Лотман так сказал - значит, он прав =)
Для себя я сочетаю в прочтении повести и личный пласт Цветаевой, и историческую перспективу Лотмана. Может быть, это просто личный кинк - best enemies, два человека, которые (обычно безуспешно) пытаются понять друг друга, которых тянет друг к другу наперекор социальным, историческим конфликтам, поперек фронтовых линий... и то, как они борются с этическими проблемами, которые такая ситуация поднимает. (Моя любимая история на эту тему - "Царь" Лунгина. Опять, мое понимание фильма несколько... своеобычно, ну и что.) ..."Капитанская дочка" сама по себе мне все равно не нравится, но нравится ее идея =)

@темы: книги я читаю редко

19:00 

"Jesus loves you, but only as a friend."

личинка человека
Одна идея, за которую, пожалуй, я больше всего люблю О-2000 - идея, в "тексте" его не прописанная, но ощущаемая в "воздухе": в недомолвках, в интонациях, в постановке сцен.
Идея о том, что изначально любовь как идеальное чувство бесформенна, всеобъемлюще-неопределима, неконкретна, - а свою "окончательную" форму, а вместе с ней и аккуратную этикетку, она получает уже после своего рождения, в ходе саморефлексии. Сначала, в процессе малоуправляемом, она примеряется к свойствам натуры любящего, к его темпераменту и его мере эгоистичности - а затем, уже в процессе иногда (но редко, редко!) заметном и самому ее субъекту, любовь ищет для себя приемлемую форму выражения, начинает учитывать всякие социальные конструкции и статусы. Без сомнения, описанное выше - платоновски-идеальная схема, это не "на самом деле" так происходит, а удобно, как бы само собой, таким образом структурируется.
Так вот, в LM есть сцена, где Жан Вальжан прощается с сестрой Симплицией в последний раз - на роль которой была, в совершенном противоречии с каноном, взята молодая, красивая и трогательная девушка - и эту сцену я каждый просмотр кручу раз по десять, никак не понимая, чудится это мне, или правда девочка в "господина мэра" совершенно беззаветно влюблена. И это очень типическая любовь ученика к учителю, между прочим - юные, еще незрелые существа часто превозносят своих наставников, в науках или просто в жизни, до полной влюбленности-обожествления. И вот этот оттенок меня там каждый раз заставляет мучительно краснеть =)
И, по контрасту, в LM есть любопытная и много раз обруганная сцена, в самом конце, где Вальжан пытается убедить Мариуса прогнать себя куда подальше. Для чего сообщения о том, что он бывший каторжник, оказывается недостаточным, и Вальжану приходится признаться, что он "любит Козетту". "Здорово", - говорит Мариус, и подумав, с недоумением: "Как дочь?" "Нет, - отвечает Жан, - я люблю Козетту." И уже это, к возмущению зрителей, оказывается достаточным =) Конечно, нельзя сказать, чтобы в каноне совсем не было на это намеков - лень искать сейчас цитату, но у Гюго Вальжан вообще никогда никого до Козетты не любил, и на ней сосредоточились все нерастраченные силы его души. И это, перефразируя для двадцать первого века, в общем-то в экранизации и сказали =) Мне на тот момент, как раз после знакомства с Тедом Стерджоном и размышлений об инцесте, все это показалось крайне поучительным: есть чувства, а есть способы их выражения, и между ними двумя - некая таинственная пропасть.

А сейчас мне на память это все пришло из-за "Портрета Дориана Грея", который я почему-то читала слишком давно, чтобы помнить хоть один поворот сюжета - и поэтому перечитываю, сейчас на середине =) Там между тремя молодыми людьми, главными героями, достаточно запутанные отношения, и это еще при том, что я догадываюсь, что "любовь, что таит свое имя" Уайльд где-то там намеками не мог не подразумевать, но вот где именно и почему - угадать не всегда могу, к его шифру нужен ключ настолько же старинный, а я живу больше века спустя. Вот и пытаюсь разгадывать шифр сама - и при этом прямое толкование не особенно здесь помогает. Конечно, можно читать "он преобразил все мое искусство" как "я влюблен в него по уши", но это почему-то как-то обедняет картину =)) И вот я пытаюсь искать ответы в полутонах - это не столько Уайльд прячет чувства от современников, сколько его герои прячут (или просто преобразуют) чувства, в первую очередь, в самих себе. И признаваться совсем не спешат - вот, только в середине книги, наконец, обнаруживается:
минута пропаганды от Уайльда =)

Да, и уж если договаривать про О-2000, он вообще highly sexed. Но я его плохо помню

@темы: les miserables, книги я читаю редко

15:33 

личинка человека
Еще черновики - с другого дневника. Ну что я за человек: вещь не нужна, а выбросить жа-алко.

Прочитала 25 страниц из "Левой руки тьмы" Урсулы Ле Гуин (как, черт побери, читается ее фамилия?!) - и меня уже начинает подташнивать от сексизма главного героя. Доктор, это лечится?
читать дальше

куча всякой фигни про "Banlieue 13"

@темы: random fandom, кино я смотрю еще реже, книги я читаю редко

15:27 

личинка человека
А еще я прочитала целых две книжки - Ерофеева "Москва-Петушки" и Хаксли "Brave New World" - но ничего содержательного для себя из них не вынесла, помимо окончательного решения, что напиваться я больше не буду (хватило похмелки с НГ) и очередного полунежного, полуяростного удивления перед гетеронормативностью фантастики тридцатых годов.

А, и еще вот:
Раньше, читая феминисткие тексты по-английски, я все силилась и никак не могла понять, почему, скажем, нельзя ругаться словом "bitch". (Не забывая о "whore", которое, точно так же, как и "rape", нельзя использовать не строго по назначению. Хотя лучше вообще не использовать, пожалуй: "sex worker" и вперед.) А вот теперь - не точно умом поняла, но почувствовала. По аналогии - я каждый раз передергиваюсь, когда Ерофеев называет кого-нибудь "пидором", "пидарасом". Ну всем сердцем чувствую, что не будет хороший человек так ругаться - если он по-настоящему свободен от многочисленных социальных -фобий (-isms), ото всей этой незаметной отравы.

Что касается Хаксли, меня на него сподвигло кино с Нимоем, на которое меня сподвигли сотоварищи-фанаты. В кине еще более абсурден, как кажется, общеголливудский штамп "самое сильное чувство - любовь" (тогда как, очевидно, самую большую угрозу данному обществу представляют несексуальные привязанности - дружба), прекрасен Мустафа Монд в исполении Нимоя (кто бы сомневался! но он там правда привлекает внимание, в отличие от книжки), хорошо сделана замена индейцев в резервации на "просто людей" (очевидно, за полвека люди стали все-таки поаккуратнее с культурной аппроприацией, что не может не радовать), и, в отличие от книжки, общество гораздо более коммунистическое - и это, я считаю, правильно, идеология агрессивного рынка там у Хаксли явно лишняя и чужеродная. Зато в фильме, помимо прочих зияющих пустот, нету главной фишки из Хаксли - без которой такое общество порушится как карточный домик. V.P.S:
Violent Passion Surrogate. Regularly once a month. We flood the whole system with adrenin. It's the complete physiological equivalent of fear and rage. All the tonic effects of murdering Desdemona and being murdered by Othello, without any of the inconveniences.
(Причем это выясняется только в 17 главе! Я почти весь роман прочитала в убеждении, что он такой же дырявый. С другой стороны, я понимаю, что, если об этом рассказать раньше - будет са-авсем другой художественный эффект, а кто когда заморачивался обоснуем в попытке произвести сильное впечатление?)
Вот это и наводит на интересные мысли о сбалансированности человеческой натуры. Спросите Джима Кирка - в отсутствие темных инстинктов личность разрушается, и только их подавление и контроль дают человеку созидательную способность.
Или, говоря языком Булгакова, если не будет теней - значит, не будет и света.
А вообще, Хаксли переборщил с дидактикой, конечно. Мне было мучительно неловко читать первые главы. Я-то всей душой, по заповедям идик, стараюсь понять по-настоящему Иное общество, а автор, как будто бы, хочет просто ошарашить меня дешевыми страшилками: о-о-о, они не ценят семью!! о-о-о, они ни во что не ставят сексуальное воздержание!! Это тем более забавно, что с тридцатых годов и мир-то изменился, и я сама стараюсь держать ум открытым. Поэтому там, где моя реакция "хммм, любопытно! очень странно! ну а дальше что?" - меня не покидает настойчивое ощущение, что автор ждет от меня шока и праведного негодования. А это крайне неприятно.
Вот кто-то прекрасно и едко высказался:
In Brave New World, Huxley contrives to exploit the anxieties of his bourgeois audience about both Soviet Communism and Fordist American capitalism. He taps into, and then feeds, our revulsion at Pavlovian-style behavioural conditioning and eugenics. Worse, it is suggested that the price of universal happiness will be the sacrifice of the most hallowed shibboleths of our culture: "motherhood", "home", "family", "freedom", even "love".
"Священные коровы", именно что.

@темы: книги я читаю редко

17:08 

меня никто не спрашивал; но я и не отвечаю

личинка человека
Меня так раздражает Ремарк. Почему меня так раздражает Ремарк?
От скуки взяла первую попавшуюся нечитанную классическую книжку - "Триумфальная арка". Вообще-то я самое главное у Ремарка уже давно прочитала, в раннеподростковом возрасте, и тогда оно воспринималось, конечно, очень хорошо. Да и сейчас, чуть только речь у него заходит о войне, ну или о других трагичных подробностях нищего быта - Ремарк рулит однозначно, прекрасно умеет пользоваться своим личным опытом. Но как только ему приходится поднапрячься и попытаться обрисовать чью-то психологию, помимо главного героя, в котором он очень безыскусно выводит себя самого - приходится давать по тормозам.
Ремарк абсолютно, просто болезненно не умеет думать за других людей. Просто не умеет вылезти из своей черепной коробки и залесть в чужую. Это не обязательно человеческий недостаток, но писательский - точно. А из-за того, как он оформляет свой текст - close 3rd person narrative - все мысли и описания окружающего автоматически приписываются главному герою, который выходит патологическим эгоистом. И, вспомная другие его романы, у Ремарка это хроническая проблема - он в каждом герое пишет себя, себя, себя. И, что интересно, словно не замечает этого. Т.е. это могла бы быть фича, да, но у него это баг. "Восприятие автора" и "восприятие главного героя" свободно перетекают друг в друга, в конечном счете сливаются.
Где-то на первых страницах есть безумно смешная сцена: герой подходит к зеркалу, смотрится в него, и дальше автору приходит в голову, что это отличная возможность описать его благородную внешность. Что, естественно, в тексте выглядит как крайний нарциссизм.
И как забавно выглядит, что, вводя на сцену нового персонажа, сказавшего пару неприятных фраз главному герою, автор сразу же начинает ругать этого человека на все лады (ну, описывать, какое он полное ничтожество). Дальше, по ходу текста, конечно, это подтверждается какими-то "фактами", но поначалу выглядит просто дико.
И из-за этого особенно смешны попытки Ремарка (во всех романах одинаково неудачные) написать любовную линию: женщина - всегда Другая, некое таинственное и загадочное нечто, к которому применять обычные человеческие категории - абсурд. Мягко говоря, это не то, что меня сегодня интересует в романтических сюжетах. (И я не удержалась и в одном месте исчеркала карандашом поля: "frak you" и еще что-то про Татьяну с Онегиным - он ее "полюбил", как только увидел в интересной "обертке".)
Из-за этого тоже складывается впечатление, что Ремарку идея "речевой характеристики героя" доступна еще менее, чем мне (а у меня с этим термином вооруженный нейтралитет). Ремарк вписывает сентенции в уста любому из персонажей, какие ему подвернутся под руку, чтобы "подтолкнуть" героя к какому-то поступку, иногда их произносит сам герой, просто под настроение (желая продемонстрировать свой колоссальный ум). Причем это настолько пафосно и напыщенно звучит, что разве что в четырнадцать лет только и можно было это воспринимать всерьез.
Его спасает только то, что главный герой - довольно интересный человек, много пережил, любит думать и прочее в том же роде, весь из себя одинокий и загадочный. То есть, если ты одинокий подросток, читать такое в любом случае приятно. Но последнее "попадание" в таком духе у меня было со "Степным волком" (ах! это будто про меня написано! - на что мне один умный человек с улыбкой заметил: ага, точно то же думают почти все, кто читает эту книжку), после чего меня как-то стали больше интересовать окружающие люди и их взаимодействия, чем раскопки своего неповторимого внутреннего мира. А мироощущение в романах Ремарка осталось на том же уровне.
Короче, я где-то полторы сотни страниц прочитала. Надо будет осилить до конца, там "картина времени" все-таки интересно показана. Но раздражает, не могу.

...Well, I never said I was a nice person. Nope. Я такая недобрая - почему я такая недобрая? В том смысле что - почему я такая резкая и категоричная, никак не могу к этому привыкнуть. А еще, что интересно, всем на мои Мнения, по большому счету, наплевать - удивительно просто. Я считаю, что я права, а все остальные неправы =))) Но ведь я же права? Я права =)

@темы: книги я читаю редко

не\переносимость амбивалентности

главная